Нет никакой аномалии. Это норма.



Этот текст был мной написан и опубликован 24 сентября 2018 года, на Фейсбуке по итогам второго тура выборов губернатора Владимирской области, в котором действующий губернатор Светлана Орлова проиграла. Этот текст - больше о ней и о нас. О новом губернаторе и о нас текст будет чуть позже. Но будет обязательно.

Когда оказываешься в центре аномалии, то здесь, внутри, всё кажется вполне нормальным и логичным. Почему бы и нет? Без митингов, протестов, шествий, без прочей партийно-организационной маеты, не сговариваясь просто взяли и проголосовали против действующего губернатора, что такого? Подумаешь, старалась. А нам не нравится, и всё тут. Двадцать директоров ведущих предприятий - за, спортсмены-космонавты-депутаты ГосДумы - за, региональные лидеры мнений, композиторы-дирижеры-интеллигенты (но не все!) - за!

Короче, все начальники - ЗА. А избиратели ПРОТИВ. Это же интересно. Типа, полноценный раскол в обществе. Но тут внутри всё кажется естественным и очевидным. Это ж они "за", потому что так надо, а не потому что они так думают. И им тут еще жить. Приспособятся и при новом губере. Норм. Другое дело, понять действительно, за что нам всё это? Стихией принесло, стихией унесло, скажут некоторые. Можно и так. Но мы же помним, как пять лет назад аккурат в мой день рождения принесло в регион этот президентский подарок. Казалось, искренно и от души. А подарок назад не возвращают, как известно. Да он и сам не собирался возвращаться. Она, то есть. Активная была, громкая, назойливая такая.

Стилизация под предвыборный плакат Светланы Орловой с ее словами, которые она произнесла в видеобращении к избирателям после первого тура, когда появилась реальная угроза проигрыша на выборах

Посматривали на неё недоверчиво, но с надеждой. А там - взгляд повидавшего мир человека, взявшего оттуда всего понемногу и без всякой системы, плюс циничное политическое сознание, сформированное в сочных 90-х, отлакированное в нулевых и взболтанное в самом начале 10-х годов нашего века. Взболтали и перемешали, вопреки рецепту незабвенного Джеймса Бонда. И это всё - нам. Гут. Вкусили по полной. В этом пятилетнем вихре, действительно, иногда рождалось что-то стоящее. Много смешного. Много грустного. Но катастрофы, в целом, конечно, не было. Могло бы вообще всё быть по другому. Но за пять лет она устала, не сломалась, а просто устала, а избиратели подросли, вместе со страной, кстати. Повзрослели, научились, требования изменились, и ожидания. И смешное стало казаться стыдным. А грустное - недопустимым. К тому же - не Платон, со своим, конечно, идеальным государством в голове, но - не Платон, то есть в голове много чего, но всё как-то кувырком, несоразмерно, но не хаотично, нет, из Хаоса всё-таки что-то создавалось и рождалось, первичный хаос в китайской мифологии, Хуньдунь, тоже лежал в основе сотворения нашего мира.

Хуньдунь - в древнекитайской мифологии воплощение первоначального хаоса, из которого возникла Вселенная

А тут совсем другой Хуньдунь, нетворческий, что ли, да и недобрые чувства в людях пробуждавший, к тому же, ещё и не всегда достаточно умный, не то чтобы глупый, нет, Хаос умом и не должен обладать, но просто недостаточно умный, или казавшийся таковым. Платона, помнится, из Сиракуз, куда он точно таким же подарком прибыл по воле тирана Дионисия, местные жители обратно отгрузили за милую душу, еле успел реформатор впрыгнуть в лодку и отгрести от острова на безопасное расстояние. Так то Платон, у него был план, гениальный план гениального философа, но жители Сицилии их не захотели, ни плана, ни философа, не по нраву им они пришлись, зачем нам, говорят, этот варяг с его планами, гнались за ним до самого моря, без всяких выборов чуть не укокошили гения.

Божественный Платон

Так что грех обижаться. Владимирцы давно никого не убивали, из начальства. С 1609-го года. Хотя раньше баловались, бывало. С одним Андреем Боголюбским шума сколько было... А вот в 1609-м году тоже воевода Вельяминов глупость сморозил, присягнул Лжедмитрию неосторожно, хотя, с другой стороны, а кому было присягать-то, коли Дмитрий этот в Кремле обосновался? Начальству ведь всегда нелегко жилось, кто в Кремле сядет - того и слушайся, и пикнуть не моги. Вот и Михаил Вельяминов как настоящий начальник, присягнул. А владимирцы прослышали про это, и про ополчение уже в Нижнем собирающееся, и про то, что Дмитрий не настоящий, пришли к дому Вельяминова, и в лоб так его спрашивают - присягнул Лжедмитрию? Тот и растерялся, не успел в прыжке переобуться, как нынешние, тут-то его хвать и в Успенский собор, первым делом на исповедь. Все чин по чину. Исповедался, а поп-то вышел и кричит ребятам - враг это, враг государства нашего, парни, мочите его! Ну, им то что, как говорится, в соборе поймаем - прямо в соборе и замочим, прямо там, у собора то есть камнями и забили.

С тех пор мирно жили с начальством. Случались, конечно, обострения, но до камней дело не доходило. Правда, пару раз руководителей области владимирцы спроваживали с помощью выборов. Нынче третий случай, юбилейный. В первый раз, в марте 1989 года, прокатили первого секретаря обкома КПСС Ратмира Степановича Бобовикова. Тогда секретарей обкома, конечно, не выбирали, но Ратмир Степанович выдвинулся в народные депутаты СССР, чтоб, значит, принимать участие в Съезде народных депутатов, который в те времена был высшим органом государства. А был Бобовиков самым что ни на есть варягом, прибывшим в регион из Ленинграда, прямо в обкомовское кресло. Ну и прокатили его демократически. Хотя тогда выборы проходили сильно по-другому. В Муромском территориальном округе, где пытал счастье Бобовиков, он был один в избирательном бюллетене, как барин, но по закону тогдашнему голосовать можно либо за кандидата, либо просто его вычеркивая, то есть против. Вот на это он и попался. Большинство избирателей, пришедших на выборы (а ходили тогда дружно, явка в 80% была обычным делом) неожиданно проголосовали против первого секретаря обкома, и набрал он, сердешный, тогда, чуть больше чем нынешняя бывшая руководительница, сильно расстроился, впал в депрессию, и уже к августу срулил из региона навсегда.

29.11.1988 г. Первый секретарь Владимирского обкома КПСС, депутат Верховного Совета СССР Ратмир Степанович Бобовиков на внеочередной 12-й сессии 11-го созыва. Леонид Палладин / РИА Новости

Второй случай относится уже к 1996-му году. Молодой, но уже не очень энергичный, губернатор Юрий Власов, назначенный на свою должность президентом Ельциным в 1991 году, в декабре 1996 проиграл выборы с результатом в жалкие 21%, тогда как его соперник, будущий губернатор и прошлый второй секретарь обкома КПСС Николай Виноградов набрал 62%. Прокатили Власова за дело, в том числе за уголовное. Но 21% - это не 36% нынешних, это гораздо меньше, так что этим, третьим случаем, можно даже гордиться. Причем как тому, кто их получил, так и тем, кто их накидал.

Первый губернатор Владимирской области Юрий Васильевич Власов в образе хозяина земли Владимирской

Но дело не только в этом, а в становлении традиции, о которой неплохо бы поразмышлять новому начальству. Камнями бить не будут, но проголосовать против, даже при отсутствии альтернативы - милое дело. А нам хоть коня, как говорили в Древнем Риме, но мы своё слово скажем, хоть чучелом, хоть тушкой, но прорвемся в свой Небесный Владимир, где вечно поют птицы, зреет вишня, несёт свои нетухлые воды Клязьма, и расцветает развесистая, полновесная, знакомая до слёз, вкусная, но колючая владимирская региональная идентичность. Туда, к ней, скорее припадаем, в ожидании новых трудностей и зрелищ, черпая новые силы для следующих подвигов. И какая в этом аномалия, спрошу я? Да и нет её вовсе.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *