Возвращаясь в хоровод

Как писал поэт «Кому назначен темный жребий, Над тем не властен хоровод…».
Но верно и обратное!
Кому удается вырваться из власти хоровода — тот вряд ли убережется от темного жребия.
По-моему Эдмунд Бёрк как-то заметил, что те, кому есть на что надеяться и нечего терять — самые опасные люди на свете. Это и есть люди, выпашие из хоровода, освободившиеся от его власти. И они, конечно, опасны, как с точки зрения обывателей, то есть тех, кто в этом хороводе рутинно живет, так и с точки зрения тех, кто этот хоровод окормляет и охраняет на профессиональной основе. Попробуй-ка выйди из хоровода — в миг темный жребий тебе припишут. А выйти иногда ох как хочется. Вот, казалось бы, Александр Блок, много понимавший в хороводах, имевший все таланты из хоровода выпасть и иногда таки выпадавший — тем не менее, был этим хороводом увлечен и смог выйти из него только со смертию своей. Но, похоже, без темного жребия. А вот симбирский гимназист и адвокат без практики Владимир Ульянов из хоровода успешно выпал, чтобы в итоге закрутить новый, краше прежнего.
И вот перед нами, всё это уже знающими, встает проблема, как бы так из хоровода удачно выпасть, чтоб темный жребий обмануть, или что-то в хороводе подправить так, чтобы не стыдно было хороводиться. Но последнее, видимо, невозможно без полного и бездумного-идиотического погружения в «one great, blooming, buzzing confusion» («великий цветущий жужжащий беспорядок»), как писал один подзабытый философ. Именно поэтому жребий современного человека несколько сложнее — поддаваться общему кружению, но иногда из хоровода все-таки сбегать, выпадать из навязываемого вращения, но не оставлять его навсегда, зацепившись чем-то, чтобы по возвращении быстро наверстывать упущенное. Кто-то назовет это постмодерном, — пусть, какая разница. Все равно это ничего не объяснит и никого не спасет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *