блог Евстифеева

А вот какие события и явления, происходившие и происходящие во Владимире, могут претендовать на интерес внешнего мира? Что мы такого сделали, что может быть важным и интересным для человечества?

Я вот составил для себя такой списочек, хронологический. Думаю его дальше расширять и углублять. Чтоб было. Но пока так, для начала.

Итак:

1. Сунгирь. Вся предыстория человечества в нашем овраге! Сунгирское общество и сунгирские люди, быт и культура, предвосхищение нашего мира.

2. Начало. Основание Владимира. Загадка основания. Владимир I Святой или Мономах? Интрига, причины основания, легенды и мифы.

3. Столица. Юрий Долгорукий - Андрей Боголюбский. Владимир - столица Руси. Взлет культуры, политические и социальные изменения. Закладывание основ новой государственности на Северо-Востоке Европы.

4. Трагедия. Татаро-монгольское нашествие. Взятие Владимира в феврале 1238 года, оборона и гибель почти всего города. Драма жестокого иноземного завоевания.

5. Нестолица. Возвышение Москвы и проигрыш Владимира. Потеря столичного статуса. Переход столицы в Москву. Условия, причины. Как это происходило.

6. Смутное время. События апреля 1609 г. во Владимире, "средневековый импичмент", казнь воеводы Вельяминова. Участие в ополчении. Князь Дм.Пожарский.

7. Провинция. Владимир - губернский город со столичным прошлым и провинциальным настоящим. Особенности, быт, культура, нравы.

8. "Владимирка". Дорога, по которой прошло более миллиона каторжан и осужденных. Символ разобщенности власти и общества в России.

9. Войны и революции. Личности и герои военных кампаний. Война 1812 года, русско-японская война, Первая Мировая, Отечественная.
Революционные движения, настроения, протесты.

10. Торжество Индустрии. Мещанский провинциальный город становится промышленным центром. Цена изменений. Люди и судьбы, культура.

11. Советский город. Владимир в 60-80-е годы 20 века. Власть, управление, культура, быт.

12. Настоящее и Будущее (тут даже не знаю, что может быть интересного для мира. А будущее вообще в тумане. Не знаю, что и представить, чем может Владимир  интересовать мир в будущем).

Вот пока так. Если будут какие соображения, возражения, замечания и дополнения - милости просим. Пишите, звоните. Дело общее.

.

(Из материалов, собранных Андреем Самойловым и Александром Коллеровым в российских военных архивах).

Офицеры 218-го Пехотного Горбатовского полка – кавалеры ордена Св. Великомученика Георгия Победоносца и Георгиевского оружия.

Перси Борисовичу Гурвичу, социал-демократу.
Учителю, соавтору, другу…
(черновик неотправленного письма)


Начну с главного, без всяких вступлений. Перси Борисович, вы всегда казались мне волшебником. Начиная с самой нашей первой встречи, которая произошла весной 1984 года, и вплоть до самых последних дней...
Почему волшебником? Да потому что у вас все было необыкновенно, ярко, глубоко, удивительно. Я даже, честно говоря, иногда сомневался, что все происходит на самом деле. Уж не розыгрыш ли это? Такие мысли возникали, например, когда вы в середине разговора неожиданно переходили на латинский язык, и, не замечая замешательства слушателя, продолжали говорить на языке древних римлян, потому что так было удобнее поддерживать тему…
О некоторых чудесах и волшебстве я немного вспомню здесь. Не о всех, далеко не о всех.
Но сначала поясню, почему именно письмо, почему именно так мне нужно строить мои воспоминания. Мы много говорили с вами, Перси Борисович, много спорили, дискутировали, но мне кажется, что я так и не успел вам сказать самого главного, я так и не успел наговориться с вами, и именно поэтому я продолжаю наши разговоры, я продолжаю рассказывать вам то, что я думаю, о чем размышляю. Я продолжаю ежедневно разговаривать с вами внутри себя, теперь вот делаю это и письмом.
Первые десять лет этого века подарили мне очень тесное и глубокое общение с вами, Перси Борисович, и это общение переросло в настоящую дружбу. Для меня это было несколько удивительным, так как в обществе, в котором мы живем, возрастная разница часто является непреодолимым препятствием не только для дружбы, но и для простого человеческого участия и понимания. Но вы, Перси Борисович, не обычный человек…
Мы работали вместе как боевые товарищи,  исследователи и соавторы, довольно много времени проводили вдвоем, чаще всего на кафедре во Владимирском педагогическом институте (назову этот многострадальный вуз по старинке, чтоб всем было понятно). Кабинет кафедры находился на четвертом этаже, что даже для молодых студентов было определенным препятствием, однако, вы, Перси Борисович, будучи вдвое, втрое, вчетверо старше всех остальных, каждый день взбирались по высоченным лестницам наверх, чтобы попасть в довольно скромный и даже аскетичный кабинет. Столы, стулья, шкафы, два кресла (единственные знаки некоторого комфорта).
Собственно, почти все мои воспоминания связаны с этим кабинетом, хотя мы встречались и работали и в других местах, если вы помните, а в последнее время и у вас дома. Но сегодня, когда я хочу еще раз поговорить с вами, я представляю вас сидящим в кресле, близ стола, читающим какие-то бумаги. Вы оборачиваетесь к входной двери, видите входящего человека, узнаете его, бросаете привычно «Привет», и говорите свое знаменитое  «Снимитесь», что означает - снять верхнюю одежду и повесить на вешалку. Я сажусь рядом в другое кресло, вы дочитываете листок, откладываете его в сторону и спрашиваете, уже обращаясь ко мне: «Ну, как дела? Что нового?». И мы начинаем обсуждать последние события, делиться мыслями, подкидывая друг другу на пробу разные идеи и объяснения происходящего в мире, стране, области и городе. Это у нас называется разминкой. Потом, конечно,  начинается работа, записи, правки, споры…
Но сегодня я расскажу вам о вас. О том, каким я вас знаю, каким я вас люблю…

Год назад закончил перечитывать "Преступление и наказание" Достоевского.
Одновременно записывал свои мысли о прочтенном.
По этой ссылке Читая Достоевского все можно посмотреть.

Мне показалось, что получилось интересно.
Поэтому помещаю весь цикл размышлений под катом. Букв много, но вроде не скучно.

Расположил в хронологическом порядке для удобства чтения.

14 октября, в пятницу, кроме нашей научной конференции, а верней прямо в ходе ее проведения, состоится важное для меня событие.
Презентация вот такой книги:



Есть книги, о которых можно писать отдельные книги. Вот эта - из их числа.
И мне крайне лестно, что и я приложил руку (она в кадре!) к появлению этой книги на свет. В этой истории было все - и многолетняя работа автора над материалом, и суровый запрет на издание в далеком 1946 году, продолжение работы почти тайком, потерянная рукопись, поиски, издатели-мошенники, случайная, неожиданная встреча на просторах интернета, люди, поверившие друг другу, люди, поверившее в это дело, подготовка к изданию, работа в архивах, конечно, деньги, немалое количество...
Но в результате  - просто чудо!
Вот в такой суперобложке эта книга мне напоминает конверт виниловой пластинки с редкими записями:



А внутри и правда - редкие записи, да еще и чудесно иллюстрированные. Редкие - потому что еще ни разу не издавались. А еще потому, что тема такая, Андрей Боголюбский, странная и трагическая фигура русской истории, недооцененная, но крайне важная, как мы сегодня начинаем понимать.
А автор книги - самый лучший, самый глубокий знаток Древней Руси, который знал про это время почти все.
Мне просто повезло, что случай выбрал меня на роль научного редактора этой книги, плюс позволила также написать и заключительную статью в книге.
Стиль, содержание, язык Николая Воронина - просто фантастические. Владимирец, впитавший в себя исконную русскую культуру, а позже и питерскую и московскую -  пишет не то чтобы современно, нет - пишет на века, как будто вне времени, для нас и для всех.
В общем, я могу об этом писать много. И надо, видимо, обязательно будет об этом написать.
Но пока - в пятницу презентация.
Явим миру это чудо.

Вообще, я думаю, что такая шикарная публикация у меня будет только один раз в жизни. Слишком удивительное. Слишком красиво. Слишком серьезно и глубоко.

Книга, безусловно, будет продаваться. Где и почем - пока не знаю. Как только это прояснится - сообщу.

.

Меня недавно спрашивала молодая журналистка о моих впечатлениях от 19 августа 1991 года.
Юная ровесница путча, что я мог тебе сказать? Как объяснить то, что уже не объяснишь людям, не жившим в СССР и не помнящим эту жизнь?
Я рассказал что-то малозначимое, что-то полусерьезное, что могут понять нынешние постсоветские дети. Ведь сегодня   - все для них. Чтоб не очень много думали, а просто жили и размножались. Чтоб не искали в современном море информации самую важную, а откликались на самую доступную и понятную. Чтоб не переживали насчет бушующих проблем нашего мира, а просто достигали удовольствия прямо сейчас. Здесь и сейчас. Это ведь просто.
Что я тебе могу сказать, девушка, родившаяся не в СССР?
Вы - не другие, нет. Вы - такие же. Но вы родились в другой стране, которая вырастала на бедах и нищете своего вновь обретенного народа. Вы родились совсем в другой стране...
Да, мы проебали СССР. Да. Каждое поколение что-то проебывает, даже выигрывая великие войны. Такова жизнь.
И вас это тоже коснется. И с вас спросят, с веселых и находчивых, когда вы станете грустными и больными.
И что вы ответите, рожденные не в СССР? Только без привычной пурги о сохранении и возрождении страны, о многочисленных недремлющих врагах и прочее.
Я это все много раз слышал. В том числе и в 1991 году.

.

О, как смеялись вы над нами,
Как ненавидели вы нас
За то, что тихими стихами
Мы громко обличили вас!
Но мы - всё те же. Мы, поэты,
За вас, о вас тоскуем вновь,
Храня священную любовь,
Твердя старинные обеты...
И так же прост наш тихий храм,
Мы на стенах читаем сроки...
Так смейтесь, и не верьте нам,
И не читайте наши строки
О том, что под землей струи
Поют, о том, что бродят светы...
Но помни Тютчева заветы:
Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои...


Весна 1911

.

Теги:

Начинаю формировать словарь социальных явлений нашего времени. Потому что старые добрые слова только обманывают нас и сами обманываются.
Например, нельзя называть выборами то, что происходит в России, начиная с 2003-го года, никак нельзя. Тут нужно совсем иное слово, чтобы не путать. Например - голосованщина. Как вариант.

А вчера пришел в голову еще одни термин.
Чтобы все было хорошо, мало правильно организовать голосованщину и посчитать, как надо. Необходимо еще нейтрализовать тех, кто стремится что-то понять и объяснить. Для таких товарищей есть "членствование". Этимологически слово происходит, естественно, от многозначного слова "член". В этой многозначности есть и своя прелесть.
Членствовать - значит быть членом разнообразных псевдообщественных и полугосударственных Советов, Палат, Ассоциаций, Форумов и прочее. Их у нас не счесть.
Все более или менее заметные политические и общественные фигуры членствуют с удовольствием, состоя в 5-10 разнообразных гламурно-престижных органах. Членствование, как правило, не дает прямого денежного дохода, но зато создает иллюзию приближения к месту принятия решений и, зачастую, реально позволяет решать свои личные проблемы. Например - паблисити, продвижение себя, не говоря уж о более приземленных и материальных делах.
Членствовать - для многих значит существовать, быть субъектом для нынешней власти. Не член - значит никто, терпила, гумос. Членствуешь - значит, существуешь! Властная иерархия видит и разговаривает только с членами, значит, надо быть членом!
Но - одновременно - членствование означает и прямую ассоциацию с другим значением слова "член". Членствуешь - значит двигаешься по направлению от человека, деградируешь как человек, охуеваешь, хуеешь. Членствование -
рукоблудие в публичной сфере ("мозгоблудие"?), после чего туда неприятно заходить; замена общественной деятельности, направленной на людей, псевдоообщественным онанизмом для достижения собственного удовольствия.
Я и сам грешен - занимался членствованием, был членом Общественной Палаты Владимирской области. Всегда ведь есть надежда, что именно ты, именно будучи членом даже такого несерьезного органа сможешь что-то сделать и кому-то помочь. Иногда это получается. По мелочи.

Но в целом членствование как социальное явление направлено только на одно - отвлечение активных и неравнодушных граждан, выбивание их из общей социальной среды, приближение их к сакральному "кормилу" власти.
И, надо сказать, пока работает членствование прекрасно.

Как с ним бороться? Стараться не членствовать.

.

А. Бастрыкин: Исходя из вашего указания о том, чтобы ответственность несли не только «стрелочники», мы сегодня определили круг государственных и негосударственных учреждений и организаций, которые  несут ответственность  за безопасность речного плавания, за состояние судна, за безопасность пассажиров.

Вот все-таки не умеют они по-человечески думать, говорить и действовать.
"Исходя из вашего указания о том, чтобы ответственность несли не только "стрелочники".
Это вовсе не смешно, это страшно. Когда глава государства говорит очевидные простому человеку вещи, а глава Следственного комитета отчитывается, как будто он это делает только по указанию.
То есть, не было бы указания - полетели бы головы стрелочников, как пить дать. И сам Бастрыкин это своими словами и подтверждает.
Его начальник должен был хотя бы его одернуть - а тут нет, все нормально. Обычное дело. Скажут - "стрелочников" посадят, скажут - еще кого подгребут. Дисциплина прежде всего.
.

Вчера, обнаружил в ветках дерева брата по разуму.
Они сидел, грустно смотрел на меня и молчал.

И я понял, что у него нету ЖЖ, Твиттера, Фэйсбука и прочего.  Но грустно ему не поэтому. А потому, что все это есть у меня, но помочь я ему ничем не могу. И летать я не умею. А он может. Вот.

.

Теги:

Вход